Как-то я сидел в некотором ожидании и от скуки перебирал бумаги, лежащие рядом со мной – этакая аккуратная бумажная стопка. Лучше бы просто стопка – лениво подумал я. Развернув одну из бумажек (это оказался обрывок старой газеты), прочитал несколько строк. Обрывок оказался стенограммой выступления. Я увлекся. Текст показался мне занятным. Вот что было в стенограмме:
      … я знаю товарищи, что есть несогласные с линией нашей партии. Такие несогласные всегда были есть и будут. Но история, товарищи, как всегда, все расставит по своим местам, вот тогда и посмотрим – Кто есть Who! Есть еще вопросы, замечания, предложения или перейдем к решению процедурного вопроса?
(Голос из зала):
      – Михаил Сергеевич, вы часто употребляете сочетание «Кто есть Who». И этим «ху» уже всех порядком заколебали. Кстати, почему вы никогда не говорите «Who есть Кто?»
      – Товарищи, можно, конечно, начать – и данный вопрос углубить, но этого делать не надо – ведь давно известно, что от перестановки слагаемых, сумма редко меняется.
      – Михаил Сергеевич, в нашей стране мы говорим «Кто», англичане и американцы говорят «Who», а вы говорите и так и этак, почему?
      – Ну, мы же находимся где-то посередине между западом и востоком, товарищи, поэтому не грех и перенять хорошее. Еще трибун нашей революции Владимир Владимирович Маяковский призывал:
      … Глазами жадными
                       цапайте
      Все то, что в нашей
                       стране хорошо,
      И что хорошо
                       на западе!.
.
      Я бы добавил «и на востоке», товарищи. А ваша ирония мне понятна. Вас смущает сочетание латинских букв «икс» и «игрек», то есть русское «ху». Понимаете в чем тут дело: вообще буквенное сочетание «ху» присуще теплым странам, таким как Мексика, Венесуэла, странам Южной Америки с их Хуанами и Хуанитами, или вьетнамцам с их Ху Ши Мином, а как оно прокралось к прохладным англичанам мне, честно говоря, самому непонятно.
(Тот же голос):
      – У вьетнамцев не Ху Ши Мин, а Хо Ши Мин.
      – Это они по просьбе наших товарищей когда-то «ху» на «хо» поменяли.
(Голос с галерки):
      – Я не понял: «ху» на «хо» или «хо» на «ху»?
      – Уточняю, товарищи, поменяли «ху» на «хо».
      – Зачем поменяли-то?
      – Да понимаете, в пятидесятых годах с китайскими товарищами накладочка образовалась. У них было два партийных лидера Су Хун Чай и Вын Сун Хим. Ну, наш народ дошлый, сразу же и сделал соответствующий перевод, переделал китайских товарищей на свой лад – и стало звучать так: «Сунь кий в чай и вынь су – хим».
(Первый голос):
      – Что-то у вас Михал Сергеич в огороде бузина, а в Киеве дядька. Какой там еще кий?
      – Там, товарищи, вовсе не кий, а совсем другой предмет имеется в виду, я думаю, он у большинства сидящих в зале тоже в наличии, посмотрите внимательней.
(Смех и аплодисменты)
      – Так. Кто хочет выступить по процедурному вопросу?
(Чей-то недовольный голос):
      – Да какой там процедурный вопрос, когда мы еще с непроцедурным не разобрались. И чем там, в Китае, закончилось?
      – Потом появились хунвейбины, которые устроили переворот.
(Звонкий удивленный женский голос):
      – Кто-кто-о-о в Китае появился?
      – Хунвейбины, «красные охранники», участники Культурной революции, как они ее называли, сторонники Мао Цзе Дуна.
      – А их как у нас прозвали?
      – Их никак не прозвали, товарищи, наверное, не получилось, но частушку придумали:
      Полюбила Хунвейбина
      И повесила портрет,
      А наутро поглядела —
      Кий висит, а «бина» нет
.
(Хохот и бурные аплодисменты в зале)
(Тот же женский голос):
      – А больше ничего не придумали?
      – Сударыня, вас так заинтересовала культурная революция с хунвейбинами?
(Снова первый голос):
      – Вы не уходите от вопроса в сторону. Еще частушки петь будете?
      – Какие частушки, когда нам нужно договориться по процедурному вопросу. А вообще, товарищи, у нас в России на «ху» ни одного плохого слова нет.
(Тот же женский голос):
      – Так уж и ни одного?
      – Ну, я же в хорошем смысле!
      – Значит, нет?
      – В русском языке слов на «ху» вообще буквально единицы. Например, «хурма», «художник» или там «худоба».
(Голос из зала):
      – Или: «Да идите вы к монаху!»
      – Некорректный пример, товарищ, некорректный. Мы говорим о словах, начинающихся на «ху».
      – Ну, тогда идите на хутор бабочек ловить.
      – Вот это хороший пример, это удачный пример, товарищи. Я в молодости так и делал. Раиса Максимовна не даст соврать. Сейчас, правда, с этим надо поосторожнее, ох, осторожнее надо с этим. Смотря, каких бабочек ловить, а то ведь можно поймать и с прицепом, вернее прицеп подцепить!
(Слабый мужской голос из зала):
      – Да на худой конец и такая сойдет!
      – Товарищи, с худым концом, как говорится, здесь спорный вопрос, хотя о вкусах не спорят. Я думаю, худо-бедно в таком случае можно и без бабочек обойтись. А кому-то может сачок поменять. Ну вот – пошутили и довольно, хватит хулиганить! Тьфу ты (а говорил, слов мало!), привязалась эта «ху». Давайте переходить к процедурному вопросу! Регламент, товарищи, есть регламент!
(Бас из партера):
      – Михал Сергеич, у меня есть интересное предложение по данному вопросу.
      – Ну вот, слава Богу, все же до процедурного вопроса добрались.
      – Да нет, просто любопытные имена вспомнились на «ху».
      – Да будет этому конец, в конце концов, или нет? Давайте быстрее, и так сколько времени потеряли. Что там у вас еще?
      – Хуциев Марлен, кинорежиссер, а также бывший член правительства Хурцева Екатерина, а еще Худорожков Казбек.
      – Вот Хуциева правильно отметили, товарищ. Мы Марлену Мартыновичу, как говорится, только вчера «Народного артиста СССР» присвоили. Фильм «Застава Ильича» всем в душу запал! Екатерину Фурцеву мы из рассмотрения исключаем, а вам, товарищ, должно быть стыдно – Екатерину Алексеевну вы неправильно познали. А кто такой Казбек Худорожков – первый раз слышу?
(Тот же басовитый голос):
      – Первый и последний. Это мой сосед по даче, директор ресторана. Его недавно посадили.
      – Что я могу сказать? Общепит – дело тонкое. Все, товарищи, все, дискуссию заканчиваем. Заканчиваем, Борис Николаевич, заканчиваем! Жаль, что вы не на «ху» начинаетесь. Были бы Хульцин. Ну, это так, к слову. Все, товарищи. Переходим, наконец-то, к процедур…
     Дальше было оторвано. Да, вот так неожиданно сегодня ко мне ворвалось наше прошлое. Даже жалко расставаться. Я повертел обрывок в руках и с сожалением отложил в сторону. Может, кто еще прочитает. Вполне довольный и облегченный, открыл дверь садового туалета, и отправился копать грядки под свои такие любимые помидоры…

 

Возрастное ограничение: 6+
Полное или частичное использование материалов без согласования с автором рассматриваются как нарушение прав собственности в соответствии с действующим законодательством. Запрещается автоматизированное извлечение информации сайта любыми сервисами без официального разрешения.
© Владимир Арсентьевич СТОГ
© 2013-2017